Проза жизни >> Полезные статьи

Слуга без господ

Содержание:

Ольга Маровкина, 34-летняя домохозяйка из Москвы, впервые задумалась, не продать ли ей свою норковую шубу. В середине января муж-бизнесмен сказал Ольге, что пора экономить: кризис ударил по кошельку сильнее, чем они ожидали. Первым делом Евгений сократил необязательные — как ему показалось — траты: уволил всю прислугу. Стал экономить около 80 000 руб. в месяц. Неделю Ольга сидела с детьми, мыла посуду, убирала квартиру и готовила еду. И теперь готова продать шубу: вырученных денег хватит на то, чтобы полтора-два месяца платить уборщице и няне. Или хотя бы только уборщице.

Таких, как Маровкины, очень много: после новогодних праздников люди стали постепенно отказываться от услуг домработниц, нянь, водителей и поваров. В крупных российских городах на рынке обслуживающего персонала кризис не менее серьезный, чем в недвижимости или металлургии, — клиенты уходят, агентства закрываются, тысячи людей по всей стране остаются без работы. А тысячи семей заново учатся жить без посторонней помощи: готовить, стирать, водить машину и ходить за покупками.

«Для среднего класса это одно из самых серьезных психологических последствий кризиса, — говорит частный психолог Марина Строева. — Отказаться от дорогого отпуска, дизайнерской одежды или лишней машины гораздо проще». По ее словам, в российском обществе прислуга стала одним из главных внешних признаков успешности: есть помощники, значит, есть хороший заработок и возможность их себе позволить. Теперь, увольняя своих работников, люди переживают не только из-за того, что остались без помощи и их привычный уклад жизни неизбежно изменится, но и потому, что «терпят серьезные имиджевые потери», уверена Строева.

К содержанию

Чисто, но дорого

Рубен Осипьянц последние восемь лет работает в одном из столичных банков — сначала был обычным менеджером, потом в руководстве. Экономические неурядицы последних месяцев напрямую пока его не затронули: увольнение не грозит, сокращение зарплаты — пока только перспектива. Но он уже нервничает. «Слишком много народу вокруг осталось без копейки — страшно, — делится Рубен. — Пришло время затянуть пояса и по крайней мере жить без излишеств». С февраля он решил отказаться от водителя и уговаривает жену уволить уборщицу. Когда Рубен говорил с корреспондентом Newsweek, он уже четыре дня сам водил свой Land Rover. У него водительский стаж 14 лет, но последний раз он сидел за рулем четыре года назад. И теперь сильно расстроен: «Чего нажимать — помню, а как по этому городу ездить, вообще не понимаю!» Рубена раздражают пробки, хамы на дорогах и милиционеры, подстерегающие на каждом углу. Раньше он сидел сзади, читал газету и просто не обращал на все это внимания.

От персональных водителей отказываются в первую очередь, говорит Станислав Соломин, гендиректор небольшого столичного агентства по подбору персонала. По его словам, спроса на водителей почти нет уже с ноября, за три месяца от их услуг отказались почти три четверти клиентов. «Еще несколько человек предупредили, что пользуются услугами водителя последний месяц, — расстраивается Соломин. — Итого из нашей базы в 55 водителей нам реально теперь нужны человек десять, и это максимум».

Штат сокращают почти все компании, предоставляющие обслуживающий персонал: вслед за водителями люди стали отказываться от уборщиц, поваров и садовников, и держать их на зарплате агентствам невыгодно. Елена Боровицкая, хозяйка нижегородского Бюро по уходу за домом, говорит, что уже приготовилась к поиску новой работы: бизнес на грани банкротства. Еще несколько месяцев назад у нее было около 70 постоянных клиентов и до 30 разовых заказов ежедневно. Сегодня остались только 24 постоянных клиента, а последний разовый вызов был 8 января. Бюро уже съехало из офиса, все дела Елена теперь решает дома. Она уволила помощницу и перевела всех сотрудниц на работу по договору. «А куда им деваться, они частных заказов сейчас тоже не найдут, — раздосадованно говорит Боровицкая. — Все! Баста! Закончились наши красивые деньки!»

К содержанию

Няни на все руки

Красивые деньки закончились и у 29-летней Ксении Бубновой: она менеджер московской консалтинговой фирмы, живет на Соколе, до кризиса зарабатывала около 80 000 руб. в месяц. С января ей урезали зарплату до 55 000 руб. Теперь Ксения покупает продукты в «Пятерочке» вместо «Азбуки вкуса», заливает обычный 95-й бензин вместо Ultimate и сама убирает свою небольшую двушку. Ее бывшая уборщица Алина приходила к ней раз в неделю: мыла полы, вытирала пыль, стирала и гладила. Иногда разбирала шкафы и пылесосила мебель. Ксения платила Алине по 10 000 руб. в месяц, иногда добавляла «премиальные». Теперь ей такие траты не по карману.

Когда Ксения первый раз решила постирать вещи самостоятельно, ей пришлось обзванивать подруг, чтобы узнать, какой нужно включать режим у стиральной машины. А когда впервые убирала квартиру, звонила Алине, чтобы узнать, где стоит швабра. «Я в шоке от того, что происходит, — говорит Ксения. — Я и не думала, что так сильно от нее зависела!»

Алина теперь работает няней — забирает восьмилетнего мальчика из школы и отводит домой. За 6000 руб. в месяц. Раньше Никиту возил домой персональный водитель, но родители ребенка решили, что няня дешевле.

Гувернантки, бонны и няни вообще пострадают меньше остальных, в один голос говорят эксперты. «Потому что представить свою жизнь без няни уже совсем невозможно», — не без гордости говорит Валентина Груздева, няня с восьмилетним стажем. Многих ее коллег уволили, но большинство сразу же нашли новую работу, хотя и менее денежную и менее стабильную. Раньше, рассказывает Груздева, брали нянь на пять-шесть дней в неделю, теперь все чаще берут на вечер, «под звонок»: маме надо уйти — она звонит и вызывает няню. Сейчас Груздева работает по вызову в девяти семьях: если звонят одновременно, подкидывает подработку кому-нибудь из уволенных соратниц. Одна из ее клиенток, Ирина, сначала было отказалась от услуг няни вовсе, но через три недели не выдержала и уговорила мужа хотя бы иногда обращаться за помощью к профессионалам. «Она сказала, что и представить себе не могла, что так устанет от собственного сына, — смеется Валентина. — А он на самом деле очень спокойный и тихий мальчик!»

К услугам домашнего персонала в последние годы прибегали очень многие: мамы-домохозяйки приглашали нянь к единственному ребенку, водители возили детей на соседнюю улицу, уборщицы убирали даже обычные двухкомнатные квартиры. И теперь средний класс начинает постепенно понимать, чего лишился, говорит психолог Строева. Несколько ее клиентов уже жаловались, что, оставшись без прислуги, почувствовали свою «никчемность». «Это может звучать смешно, но это действительно серьезная проблема, — объясняет Строева. — Это такое своеобразное обрушение основ». И дело не в том, что трудно вспомнить, как включать пылесос или подстригать розы. А в том, что впервые за последние пять лет люди столкнулись с ситуацией, когда не могут позволить себе то, что им действительно нужно.

Русский Newsweek

[Статья]

Отправить свой рассказ

Комментировать



Реклама




Самые популярные метки



© 2002-2017, Бонна.ру, Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС77-35953
АЛП-Медиа, bonna@alp.ru, http://www.bonna.ru
Перепечатка материалов запрещена без письменного согласия компании АЛП-Медиа и авторов.
Права авторов и издателя защищены.
Техническая поддержка и ИТ-аутсорсинг осуществляется компанией КТ-АЛП.
    Рейтинг@Mail.ru  

Если вы обнаружили на странице ошибки, неполадки, неточности, пожалуйста, сообщите нам об этом. Спасибо!